Скульптор Николай Силис

Нужны ли нам Дон-Кихоты?

Вопрос не риторический.

Почти четыреста лет живет этот образ в памяти разных народов, но однозначного отношения к нему так и не сложилось. В целом, это скорее симпатия к чудачествам бедного идальго и снисходительная улыбка по поводу ситуаций, в которые он все время попадает. Но существует и понятие «донкихотство», скорее негативное и осуждающее. За ним скрывается неприятие и осуждение непрактичного великодушия, нерасчетливости, простодушной оплошности. Благородство цели и готовность к подвигу на фоне прагматического рационализма Санчо Панса выглядят смешно, а заканчиваются обычно печально. Но не будь Дон-Кихотов, человечество погрязло бы в бесчувственном эгоизме, мрачном стяжательстве и равнодушии.

В каждом из нас есть частичка Дон-Кихота: у одного – меньше, у другого – больше она уберегает нас от бессмысленной, вражды и кровопролития, делает гражданами мира. Лучше уж сражаться с ветряными мельницами, получать синяки и ушибы, падая с высоты, чем размахивать смертоносными ракетами. Что же касается целесообразности того и другого, то большой разницы нет. То и другое обычно делается во имя великих целей гуманности и справедливости. Милитаризм захватил целые континенты и поразил страны, развитые и не очень. В таких масштабах ни времени, ни места для снисходительных улыбок уже не осталось. И даже Дон-Кихот не смог бы с этим ничего сделать. Против армии оголтелой военщины должна выступить армия Дон-Кихотов... Впрочем, и это скорее донкихотство, но ничего лучшего я предложить не могу.

 

 

Пусть же каждый родитель, будущий и настоящий, вместе с колыбелью покупает томик Сервантеса и, укачивая младенца, читает любую главу о странствующем рыцаре. Неважно, что младенец не поймет прочитанного, ведь на лицах папы и мамы он увидит ту улыбку, которая поможет ему вырасти добрым, благородным и снисходительным. А закладкой этой книги сделайте цветок, подаренный любящим человеком. И пусть Дон-Кихот живет в ваших сердцах вечно.

 

 

 

 

В заточении

бумага, тушь

В ракетном лесу

бумага, тушь

Видение

бумага, тушь

Встреча с ЛЭП

бумага, тушь

Дон Кихот с цветком

бумага, тушь

На деревянном коне

бумага, тушь

На свалке металлолома

бумага, тушь

На шахматном поле

бумага, тушь

Невесомость

бумага, тушь

Посвящение Дульсинее

бумага, тушь

После битвы

бумага, тушь

Рассуждающий

бумага, тушь

У костра

бумага, тушь

У обочины

бумага, тушь